Главная » Статьи » Публикации » Научно-методические публикации

Образ пророка в одноимённых стихотворениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова

Образ пророка в одноимённых стихотворениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова

 

Русская поэзия XIX дала нам три взгляда на мир, три точки зрения на жизнь человека и место его существования, три концепции понимания поэта и поэзии. Наиболее полно эти взгляды выражены в стихотворении А.С.Пушкина «Пророк» и одноимённых произведениях М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова.

Образ пророка – прежде всего образ религиозный, и обращение к нему требует от автора – наряду с верой – чёткой жизненной позиции и особой ответственности за своё слово. Пророк – человек, возглашающий истину, избранный Богом и устами которого говорит Бог, и цель пророка на земле – нести христианские истины. Однако, намеренное или ненамеренное искажение автором истинного, христианского понимания пророка, способно привести к возникновению образа лжепророка, несущего совершенно иные, противоположные ценности и истины. И разница между пророком и лжепророком не только в тех истинах и лжеистинах, которые они несут, но и в самой природе их духа, и если брать шире – в тех силах, которые за ними стоят, которые, в конечном счёте, ведут человека к царству Бога или к царству Антихриста. И на кажущуюся на первый взгляд схожесть, одноимённые стихотворения названных мной авторов имеют разные трактовки образа пророка.

И у А.С.Пушкина, и у М.Ю.Лермонтова, и у Н.А.Некрасова наблюдается проведение параллели между образом пророка и поэтом. Подобно тому, как пророк получает свой дар от Бога и несёт всем людям христианские истины, так и поэт черпает вдохновение свыше и словом способен затрагивать человеческие сердца.

Обратимся к пониманию образа пророка А.С.Пушкиным:

 

ПРОРОК

 

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он.

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал,

И бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

Стихотворение написано в 1826 году. Лирический герой, томимый «духовной жаждой», находясь на перепутье, т.е. во дни сомнений и поиска себя, встречает серафима, полностью преображающего главного героя и меняющего его взгляд на мир. Некогда закрытые глаза, как признак духовной слепоты, обретают орлиную зоркость; уши героя стали слышать всё, что не было ему доступно раньше – и дольний мир, и горний; «грешный язык» заменён змеиным жалом, способным жалить и «глаголом жечь сердца людей»; вместо обычного сердца в отверстую грудь входит «угль, пылающим огнём» - новое отзывчивое и горячее сердце. Теперь к лежащему как труп лирическому герою обращается Бог, называя его пророком и определяя его будущую судьбу и назначение:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

По мнению А.С.Пушкина, настоящий пророк должен иметь «зоркие глаза, чуткий слух, острый язык, трепетное сердце, чтобы видеть, слышать, клеймить несправедливость и чувствовать страдания и боль людей – нести христианские истины, несмотря на трудности и тяготы» []. Таким же должен быть и истинный поэт, чья лира несёт свет и отдана народу. Как мы видим, А.С.Пушкин создаёт исконное русское понимание образа пророка, вкладывая в него христианское звучание. Многие исследователи, однако, относят это стихотворение А.С.Пушкина к гражданской лирике и видят в нём революционные настроения, связывая причину написания произведения с вестью о казни декабристов и наполняя образ пророка чертами борца с «гнётом царского режима». Такая позиция, на наш взгляд, не отвечает идее стихотворения. Пророк, как и поэт, несёт христианские истины независимо от существующей власти, эпохи и каких бы то ни было иных причин, признавая высшим судом только суд Бога.

 

Образ пророка развивает вслед за А.С.Пушкиным М.Ю.Лермонтов. Стихотворение Лермонтова написано в последний год жизни автора – в 1841 году – и подводит своеобразный итог творческому и жизненному пути поэта. Известно, что в последние годы жизни в творчестве Лермонтова возникли противоречия – наметился переход от романтизма к реализму, от эгоистического, индивидуального начала к русскому пониманию жизни, о чём свидетельствуют такие произведения, как «Бородино», «Родина» и др., но переход этот не был осуществлён окончательно из-за смерти поэта.

В стихотворении «Пророк» Лермонтов развенчивает собственные прежние убеждения, теории мистического богоизбранничества и превосходства пророка и поэта, показывая всю несостоятельность эгоистического начала и жизни только для самого себя. Если в стихотворении А.С.Пушкина показано рождение пророка, то в произведении Лермонтова – его дальнейшая судьба.

 

ПРОРОК

 

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

 

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

 

Посыпал пеплом я главу,

Из городов бежал я нищий,

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром божьей пищи;

 

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

 

Когда же через шумный град

Я пробираюсь торопливо,

То старцы детям говорят

С улыбкою самолюбивой:

 

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами.

Глупец, хотел уверить нас,

Что бог гласит его устами!

 

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм и худ и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

 

Как мы видим, судьба пророка в стихотворении трагична. Человек, призванный нести слово Бога, повсюду гоним и презираем. Лермонтов создаёт образ пророка, отошедшего от порученных ему свыше заветов. Пророк не видит ни одного достойного человека вокруг себя, читая в глазах людей лишь «страницы злобы и порока». В стихотворении появляется противопоставление: пророк (поэт) – народ, толпа. Гордыня («он горд был, не ужился с нами») ставит пророка в его же собственных глазах на недосягаемую высоту, только с ним говорит Бог, только он может нести истинное слово, и потому выпавшие на его долю тяготы и испытания воспринимаются им как заслуженные страдания, делая его изгнанником и чужим среди людей. Только в пустыне он чувствует силу своего дара:

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Именно потому, что пророк забыл о своём высоком предназначении и противопоставил себя всем людям, живущим на земле, «правды чистые ученья» не приносят добра и не проникают в человеческое сердце. Так и поэт, по мысли Лермонтова, оторванный от народа, считающий себя выше других и идущий в своём творчестве по пути индивидуализма, не способен нести христианские истины и никогда не будет понят и принят. Таким образом, Лермонтов в стихотворении создаёт трагический образ пророка, ставшего жертвой собственной гордыни и потому утратившего со стороны людей веру в него. Пророк, как человек, не выдержал возложенного на него дара. Автор показывает всю несостоятельность индивидуалистического взгляда на мир.

 

Следующее стихотворение, с одноимённым названием «Пророк», было написан Некрасовым в 1874 году, за 3 года до смерти, в период его «Последних песен». По воспоминаниям революционера-народника П.В.Григорьева (Безобразова), на его вопрос о портрете Н.Г.Чернышевского, Некрасов встал и прочёл стихотворение «Пророк» []. Несмотря на все литературоведческие споры о том, кому всё же посвящено произведение, бесспорным остаётся следующий факт: образ некрасовского пророка приложим к «любому человеку 70-х гг., соединившему в себе демократический революционный идеал с очарованием нравственной чистоты и красоты» [].

 

ПРОРОК

 

Не говори: "Забыл он осторожность!

Он будет сам судьбы своей виной!.."

Не хуже нас он видит невозможность

Служить добру, не жертвуя собой.

 

Но любит он возвышенней и шире,

В его душе нет помыслов мирских.

"Жить для себя возможно только в мире,

Но умереть возможно для других!"

 

Так мыслит он - и смерть ему любезна.

Не скажет он, что жизнь его нужна,

Не скажет он, что гибель бесполезна:

Его судьба давно ему ясна...

 

Его еще покамест не распяли,

Но час придет - он будет на кресте;

Его послал бог Гнева и Печали

Рабам земли напомнить о Христе.

 

Как мы видим, в лице пророка Н.А.Некрасов представляет нам идеал общественного деятеля 70-х годов XIX века, и этот идеал прямо вытекает из общеизвестной некрасовской формулы: «Поэтом можешь и не быть, но гражданином быть обязан». Следовательно, любой человек обязан быть гражданином, а если он ещё и поэт – обязан быть вдвойне. По мысли Н.А.Некрасова, существующий режим России не даёт возможности пророку, как и поэту, «служить добру, не жертвуя собой». Образ некрасовского пророка крайне противоречив: с одной стороны, пророк является настоящим идеалом и носителем христианских ценностей, так как служит добру и готов пойти на жертву ради других, в душе его нет «помыслов мирских» и любит он широко и возвышенно; с другой стороны – нравственная чистота и высокие христианские идеалы приобретают революционный характер, рождая образ пророка-революционера. В данном контексте совсем иное значение приобретают слова «рабы земли»: речь идёт не только о рабах божьих, но и рабах в прямом смысле этого слова, которые не имеют сил или не хотят бороться за свою свободу и торжество справедливости, и эту борьбу принимает на себя пророк, т.е. революционер, гибель которого, в конечном счёте, сравнивается по величине жертвы и чистоте помыслов с жертвой Иисуса Христа:

Его еще покамест не распяли,

Но час придет - он будет на кресте.

Более того, если М.Ю.Лермонтов делает главным виновником трагической судьбы пророка самого пророка, поражённого грехом гордыни, то в стихотворении Н.А.Некрасова виновным в трагической судьбе пророка, пусть если и не прямо, то косвенно, становится народ – «рабы земли», не встающие на путь борьбы, и только собственная жертва пророка-революционера должна им «напомнить о Христе» и свободе.

Таким образом, Н.А.Некрасов тоже показывает дальнейшую судьбу пророка, развивая пушкинское стихотворение,  и создаёт противоречивый образ, в который вкладывает христианское наполнение, соединяя его с революционной патетикой. Признать возможную революционность пророка – значит соединить христианский образ с кровью и человеческим насилием, так как любая революция, как и любая борьба, невозможна без крови. В данном противоречии заключается основная, и, наверное, трагическая сторона творчества Н.А.Некрасова. 

 

Таким образом, созданный А.С.Пушкиным «Пророк» положил начало ещё одним двум одноимённым стихотворениям М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова. Образ пророка (поэта), возникающий в стихотворении А.С.Пушкина, наиболее полно отвечает русскому, христианскому взгляду на мир. И в стилистическом плане стихотворение Пушкина наиболее близко к библейскому образу.

Категория: Научно-методические публикации | Добавил: amshagalov (19.07.2016)
Просмотров: 709 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Образовательная организация
МАОУ СОШ №7 им. Г.К.Жукова
Краснодарский край, г.Армавир,
ул. Лермонтова, 93. 352901
Телефон/факс: 8 (86137)33913
e-mail: armschool7@gmail.com


8 953 098-35-42 a.m.shagalov@mail.ru
На карте
https://yandex.ru/maps/-/CVhiyUz8