Главная » Статьи » Публикации » Научно-методические публикации

«Избранная дорога» Роберта Фроста (в свете взглядов В.В.Кожинова)

«Избранная дорога» Роберта Фроста (в свете взглядов В.Кожинова)

 

              НЕИЗБРАННАЯ ДОРОГА

              (пер. Кружкова)

В осеннем лесу, на развилке дорог,

Стоял я, задумавшись, у поворота;

Пути было два, и мир был широк,

Однако я раздвоиться не мог,

И надо было решаться на что-то.

Я выбрал дорогу, что вправо вела

И, повернув, пропадала в чащобе.

Нехоженей, что ли, она была

И больше, казалось мне, заросла;

А впрочем, заросшими были обе.

И обе манили, радуя глаз

Сухой желтизною листвы сыпучей.

Другую оставил я про запас,

Хотя и догадывался в тот час,

Что вряд ли вернуться выпадет случай.

Еще я вспомню когда-нибудь

Далекое это утро лесное:

Ведь был и другой предо мною путь,

Но я решил направо свернуть -

И это решило все остальное.

    Это стихотворение американского поэта Роберта Фроста – стихотворение о жизни, о выбранных путях, это глубокое раздумье, погружение в самого себя, когда нельзя вернуться, нельзя ничего изменить, там, в прошлом, но можно, оглянувшись, оценить пройденный путь и его конечную цель… Роберт Фрост умер 29 января 1963 года в Бостоне в возрасте 89 лет – долгий путь, в течение которого можно много раз свернуть не на ту дорогу, как в жизни, так и творчестве, «задумавшись у поворота»… Но какой путь, какую дорогу выбрал Роберт Фрост?

    По определению Вадима Кожинова в статье «Внимание: литература США сегодня», «лицо литературы США» [1] XX века представляют «такие художники» [1], как Ш.Андерсон, Ф.С.Фицджеральд, Т.Вулф, У.Фолкнер, Э.Хемингуэй, Д.Стейнбек, Колдуэлл, и в том числе – Роберт Фрост.

    В отличие от авангардистов и модернистов, играющих словами и смешивающих в литературе «всё» и «вся», Фрост предпочел “традиционный способ быть новым” [4], считая, что стиховые системы и жанры, наиболее распространенные в классической англоязычной поэзии, обладают неисчерпаемыми изобразительными возможностями, а материал поэта всегда один и тот же, как бы ни изменялись внешние формы жизни.

    Роберт Фрост принципиально отвергал художественные искания, отмеченные духом экспериментальности, заявив, что стихи, написанные верлибром, для него то же самое, что игра в теннис без сетки.        

    Настаивая на том, что стихотворение возможно лишь в «строгих границах логичного» [4], и отвергнув «ненацеленные ассоциации» [4], которые, на его взгляд, были только «данью звучности» [4] , а не способом воплотить новое содержание, Фрост вместе с тем говорил о «величайшей свободе слова и образа» [4]  в этих границах. Он обосновал идею органичной слитности всех компонентов стихотворения, цель которого в том, чтобы достичь, при внешней сдержанности, мощного эмоционального эффекта. Великие стихи Фрост уподобил льду на сковородке: таянье остается невидимым, но оно все сильнее с каждой секундой, и все активнее бурлит вода, разглядываемая стоящим у плиты.

    Своей славой  поэт  обязан  пяти-шести рифмованным стихотворениям, попадающим во все антологии англоязычной поэзии, и всем без исключения белым. Одним из таких стихотворений, ставшим хрестоматийным и вошедшим во все американские учебники наряду с «Неизбранной дорогой», стало стихотворение «Остановка зимним вечером у леса» («Stopping By Woods on a Snowy Evening»):

(пер.О.Чухонцева)

                     Чей это лес и эти дали?

                     Хозяин этих мест едва ли

                     Поймет, к чему мы здесь, у кромки

                     Заснеженного поля, стали.

                     И непонятно лошаденке,

                     Зачем мы здесь в ночной поземке

                     Стоим, где пасмурные ели

                     Глядятся в белые потемки.

                     Звеня уздечкой еле-еле,

                     Мол, что такое, в самом деле,

                     Она все ждет, пока ездок

                     Прислушивается к метели.

                     Прекрасен лес, дремуч, глубок.

                     Но должен я вернуться в срок,

                     И путь до дома еще далек,

                     И путь до дома еще далек.

    В этом стихотворении и прямой смысл – возвращение домой, и метафорический – покой, покой природы, жажда этого покоя, и дорога может восприниматься как жизнь, и покой в её конце – смерть…

    Основными жанрами поэзии Фроста были баллада (нередко основанная на фольклорном предании), драматический монолог и элегия. Особое место в его творчестве занимают медитативные поэмы, в которых подчеркнуто обыденная ситуация (как, например, в “Березах”, где говорится о мальчишках, карабкающихся по гибким молодым ветвям, раскачивающих воздух, чтобы, согнув их, взмыть вверх, как на качелях) становится поводом для размышления о неискоренимых человеческих надеждах и повторяющихся печальных уроках реального опыта.                

   Необходимо напомнить, что время, в которое творил Роберт Фрост – время модернизма. «Жизнь (по определению Вадима Кожинова) представала в литературе постмодернизма полностью лишённой истинных ценностей – ценностей социальных, нравственных, культурных, ценностей истории и повседневного быта, ценностей национальных и общечеловеческих…» [1].

    Характеризуя свое мироощущение, Фрост говорил: “Единственное, на что я решительно не способен, это испытывать состояние безнадёжности”. Его творчество воспринималось как вызов “поэзии отчаяния”, которая стала преобладающим веянием в годы после Первой мировой войны, хотя поводов для отчаяния у поэта было достаточно - это и многочисленные драмы в его семье (смерть в младенчестве двух его детей, психическое заболевание сестры, ранняя кончина жены, самоубийство сына), и личные тяжелые болезни и депрессии… Все это Фрост переживал наедине с прекрасной восточноамериканской природой, допуская пережитое в свои стихи лишь в виде глухих намеков.

 В отличие от романтиков, Фросту, как правило, чужда исповедальная лирика, которая передает озарения и катастрофы, пережитые поэтом. Он стремится говорить не о конфликте лирического героя и окружающего мира, не о напряженности этих отношений, а о попытках выстроить их как гармоничные — вопреки объективной логике социальной жизни. В конечном счете выявляется невозможность такой гармонии, и, осознав это, герой лирики Фроста испытывает горечь, а порой и страдание, которое, однако, никогда не перерастает в ощущение одиночества и богооставленности.

    Часто природа, а особенно земля, порождающая реки и озёра, равнины и ущелья, деревья и колосья, весь осязаемый мир, выходит на первый план, сливаясь с Богом, где между строк читай уже не ЗЕМЛЯ, а БОГ…

                                 К ЗЕМЛЕ

                            (пер. Г.Кружкова)

                                   Отрывок

                            Горький вкус коры

                            Мне сладостнее роз

                            Иной поры.

                            Когда горит щека,

                            Исколота травой,

                            И затекла рука

                            Под головой,

                            Мне эта мука всласть,

                            Хочу к земле корней

                            Еще плотней припасть,

                            Еще больней.

    Фрост, по определению Вадима Кожинова, одно из «подлинно выдающихся явлений американской литературы» [1]. Такие писатели как Фрост, «в отличие от модернистов не утратили подлинную душу Америки, её народные и личностные ценности, её своеобразную культуру» [1], но «вся драма американской литературы заключается, в сущности, лишь в том, что гигантский механизм прессы и рекламы сумел на двадцать лет оттеснить на второй план, а отчасти и прямо-таки заглушить истинных выразителей души Америки» [1].

    Итак, какую дорогу избрал Роберт Фрост, по какому пути решил пойти и к чему пришёл? Он прожил долгую жизнь и был признан, он смог, сумел избежать влияния модернизма, расцвет которого приходился на время его творчества, он начал и на протяжении всей своей жизни работал в классическом русле поэзии, основываясь на национальных традициях, выработав свой, неповторимый стиль. Роберту Фросту удалось выйти за рамки национального поэта, приблизившись к всемирному пониманию его творчества…. «В поэзии Фроста есть что-то очень особенное – сплав национального, даже подчеркнуто местного, с общечеловеческим, современного с вечным. Секрет этого сплава, который был выработан в “тигле” очень личных переживаний, Фрост, похоже, унес с собой» [3]…

 

Библиография:

1. Кожинов В.В. «Внимание: литература США сегодня»

2. Фрост Р. Другая дорога. М., 1999

3. Шаракшанэ А. Роберт Фрост. - http://www.poezia.ru/EditorColumn.php?sid=318

4. Зверев А.М. Роберт Фрост. - http://vcisch.narod.ru/FROST/frost.html

5. Топоров В. Роберт Фрост. - http://poetry.myriads.ru/%D4%F0%EE%F1%F2+%D0%EE%E1%E5%F0%F2/736/1.htm

Категория: Научно-методические публикации | Добавил: amshagalov (20.07.2016)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Образовательная организация
МАОУ СОШ №7 им. Г.К.Жукова
Краснодарский край, г.Армавир,
ул. Лермонтова, 93. 352901
Телефон/факс: 8 (86137)33913
e-mail: armschool7@gmail.com


8 953 098-35-42 a.m.shagalov@mail.ru
На карте
https://yandex.ru/maps/-/CVhiyUz8